Допотопная география

Очертания земель в холодные времена были другие, и дрейф материков здесь ни при чем – слишком мало времени прошло. Огромное количество воды задерживалось на суше в виде ледниковых щитов, и уровень океана соответственно понижался – в иные столетия на сотню метров.

Допотопная география
 
Наши дни. В северном полушарии лето.

Допотопная география
 
18 000 лет до н.э. Лето. Как и на предыдущей картинке, сезонные и плавающие льды не показаны.
Последнее оледенение продолжалось в период между 22 и 14 тысячами лет назад; на картинке показан средний размер ледяной шапки, а бывало, что примораживало и покруче, тогда пересыхал Гибралтар, и изолированным от океана озером становилось не только Черное, но и Средиземное море:

Допотопная география
 
Территории, занятые многолетним льдом, представляли из себя подобие антарктической пустыни, непригодной для жизни. Большую часть Западносибирской равнины занимало пресноводное внутреннее море, образованное водами Обского и Енисейского бассейнов – ледяной щит перекрывал рекам путь к океану.

Допотопная география

 
Зато на долгие тысячелетия обнажались участки континентальных шельфов, превращаясь в обширные, изобилующие жизнью равнины, покрытые в зависимости от климатического пояса саваннами, лесами или тундростепью, по ним текли реки и проходили миграционные пути зверей и людей. Как это водится и теперь, на побережьях жизнь людская часто текла оживленнее, чем в глубине материка, народы смешивались, торговали, воевали, кочевали, двигали прогресс… Там-то в ледяное время порой самое интересное и происходило, только подробностей мы сегодня не знаем – донные тралы рыбаков порой подцепят со дна Балтийского моря то странное изделие, то челюсть чудесного зверя эпохи мамонтов, да только разве ж это археология – тралами-то… Так что детали неизвестны, и с картинками для этой серии постов у меня туговато.

Во времена потеплений эти очаги цивилизации заливало море, и процесс этот не всегда проходил постепенно – землетрясения, порожденные перераспределением нагрузки на земную кору, обрушениями размываемого течениями дна и взрывообразным освобождением газа из залежей метан-гидратов, порождали цунами; вызванные изменениями климата дожди лили по сорок дней и ночей… Прорывы Гибралтара, Босфора и Баб-эль-Мандеба вызывали еще более масштабные катастрофы. Часть населения гибла, оставшиеся спешно покидали низменности, унося с собой воспоминания о погрузившейся на дно океана прародине и затонувших землях, полных несметных сокровищ.

Легенды о Всемирном потопе присутствуют у множества народов, от китайцев до майя. В еврейском фольклоре спасшегося прародителя зовут Ной, в легендах ацтеков – Нене, у народов Ближнего Востока – Утнапиштим. Ной спасся на корабле, его месопотамский собрат – на деревянной подводной лодке, а герой ацтеков – на долбленом бревне…

Всемирный потоп был не один, их было много, предания наслаиваются одно на другое. Последний раз такая жопа случилась всего около 7,5 тысяч лет назад, когда воды поднимающегося вместе с мировым океаном Средиземного моря перехлестнули через Босфорский перевал и, проточив в межгорной седловине речное русло длиной километров в тридцать и шириной менее километра (которое позже назовут проливом), с высоты в 120 метров огромным водопадом обрушились в пресноводное озеро, которое позже назовут Черным морем.

Допотопная география

 
Босфор сегодня. Через него, как через обычную реку, перекинуты два моста. Сейчас уровень Черного моря даже несколько выше, чем средний Мирового океана (за счет обильного речного стока), поэтому на фото наблюдается течение с севера на юг – из Черного моря в Средиземное.

Уровень этого озера, подобному нынешнему Каспийскому «морю», располагался на 150-160 м ниже современного уровня океана, а берега были густо (по тогдашним меркам) заселены. Жители побережья уже умели разводить скот, обрабатывать землю – подводные археологи находят на дне остатки деревянных домов-мазанок, алтарей, амбаров, глиняные печи, загоны для свиней… Собственно, как раз примерно там, в районе нынешней Турции, «неолитическая революция» незадолго до этого и произошла – придумали пресловутые мазанки, обожженую глиняную посуду (изготовляемую ленточным методом – гончарного круга не было), а главное – затеяли пахать и сеять. И вот на эту передовую цивилизацию и обрушился очередной всемирный потоп.

 
 
 
Мощь соленого водопада, хлынувшего через Босфор, равнялась примерно двумстам Ниагарам. Каждый день в озеро обрушивалось около 50 км³ воды, в результате каждый день уровень его поднимался на 15 см. Как видно на картинке, полученной наложением космических снимков в оптическом и радиодиапазонах, северные и западные берега озера были очень пологими, поэтому ежедневный подъем воды на 15 см оборачивался 400-метровым продвижением воды вперед – каждый день густо заселенная суша теряла до полукилометра. Сто тысяч квадратных километров плодородной земли было затоплено в течение трех лет.

Людям пришлось бросать хозяйства и спешно уходить вглубь Европы, унося с собой лишь знания и минимум скарба. Европа встречала беглецов непроходимыми чащобами и дикими племенами, которым вновь прибывшие рассказывали ужасы про потоп и полезные вещи про мотыжное земледелие, способы выпекания хлеба, свино- и корововодство… Взявшаяся буквально из ниоткуда культура быстро распространилась по Европе. Раньше исследователи ломали головы – зачем предки индоевропейцев разбежались на полсвета и где их родина? Сочинялись истории про воинственных суперпассионарных бестий, ни с того ни с сего покорявших и объединявших все подвернувшиеся племена. А вот с того и с сего – вода погнала. И не столько завоевание это было (хотя и приходилось, конечно, порой стучать по головам несговорчивых местных за место под солнцем), сколько распространение навыков, а за ними понятий, образа жизни и менталитета аграрной цивилизации, которые воспринимали по эстафете соседние с пришельцами племена.

Этот образ жизни в итоге сделал мир таким, какой он есть сейчас, причем в немалой степени заслуга в этом принадлежит принявшим его «коренным» европейцам. Те, что северные, что средиземноморские, надо сказать, сказкам пришельцев о потопе верили и на смех не подымали – у них у самих в преданьях о старых временах было нечто подобное.


Допотопная география
 
Это нерпа. Три похожих вида этого тюленя водятся соответственно в Северном ледовитом океане, Байкале и Каспийском море. Песня не о них, но все же каким образом родственные виды, имевшие общим предком такую же нерпу с ластами, не приспособленную ни бегать по земле, ни летать, смогли расселиться по трем водоемам, отделенным друг от друга тысячами километров суши с тайгой, степями и водоразделами – причем один из этих водоемов ныне изолированный, а другой высокогорный? Загадка природы. Отгадка же проста и становится понятной, если взглянуть на эту карту:

Допотопная география
 
20 000 – 15 000 лет назад. Крестиками отмечены «материковые» памятники эпохи палеолита, нам сейчас они не важны.

На пиках оледенения запертыми ледником стоками Оби, Енисея и Лены затапливалась вся Западно-Сибирская низменность. При максимальном подъеме воды этого моря находили выход через Тургайскую ложбину в Аральское море, из него в Каспийскую низменность, потом через то место, где ныне находится Волго-Дон, сливались в Черное море и далее последовательно заполняли каскад соленых озер с узкими проливами, в которые во время максимальных похолоданий превращалось Средиземное море. Сила этого потока с учетом увеличивавшегося из-за таяния льдов и вечной мерзлоты стока рек Восточной Европы была немаленькой – уровень воды мог подниматься со скоростью до 1–2 м/год, береговая линия двигалась при этом до 10–20 км/год или 30–60 м/день.

Допотопная география

 
Последний раз такой каскад образовывался 16–15 тыс. лет назад и, то пересыхая, то вновь обретая силу, существовал около 2 тыс. лет. Потом уровень Каспия поднимался еще не раз, однако воды было слишком мало, чтобы переливаться в бассейны Черного и Средиземного морей. Эвксинское, Эгейское, Адриатическое и Лигурийское озера снова мелели, по их берегам селились и кочевали люди, пока 11,5 тысяч лет назад начавший подниматься с потеплением уровень моря не заставлял их снова отступать от надвигающейся воды

(Кстати, Платон, говоря о гибели Атлантиды, дает ссылку на Солона, который в свою очередь ссылался на египетских жрецов, утверждавших, что катастрофа произошла 9000 лет тому назад. Сам Солон жил в 6 веке до нашей эры. Прибавим ко всему этому два тысячелетия с начала нашей эры и получим примерно то же время – 11,6 тыс. лет назад.)

В общем, если остальные земли затапливались либо при потеплении, либо при похолодании, то Средиземноморский бассейн топило в обоих случаях. А в промежутках между наводнениями обнажившиеся земли смело могли бы именоваться Средиземьем, ибо соединяли воедино Африку, Европу и Азию, заселяясь выходцами со всех трех континентов. Очередной катаклизм выдавливал уцелевших жителей побережья в соседние районы – племена, этносы и расы перемешивались самым причудливым образом. А главное, перемешивались культуры, перенимая друг у друга разные полезные штуки.

Допотопная география

 
Рельеф дна Средиземного моря

Постоянная угроза наводнений заставляла людей приспосабливаться к беспокойному соседству воды, становиться легкими на подъем и придумывать новые средства быстрого передвижения: приручать лошадей и развивать судоходство. Последнее и было проделано аж не менее 9 000 лет назад. Для судоходства здесь, на всем каскаде внутренних морей, были лучшие условия на всей планете – отделенность акватории от просторов Мирового океана делала приливы и отливы практически незаметными, а в море невозможно было заблудиться: в какую сторону ни поплыви, обязательно упрешься в берег. Причудливо изогнутая береговая линия с многочисленными бухтами и островками предоставляла возможность укрываться от шторма и врагов. Стоимость перевозки груза по морю в те далекие времена была в сотни, если не в тысячи раз меньше стоимости перевозки той же массы груза на то же расстояние по суше. Поэтому на побережье в торговый оборот издавна были вовлечены значительные объемы товаров массового потребления, в отличие от материка, где торговля велась в первую очередь предметами роскоши, которая почти не влияла на жизнь подавляющей части населения. И торговля велась все больше напрямую, а не по цепочке от племени к племени. А каждая народность Средиземья, а позже Средиземноморья знала и могла поддерживать отношения не с одним-двумя соседями, а с десятками иных этносов и культур.

На этой благодатной почве в итоге и вырос целый букет знаменитых античных цивилизаций, а уж чем славны античные цивилизации, думаю, рассказывать не нужно…


Допотопная география

Допотопная география

 
Еще одна таинственная область, ныне скрытая водами океана, существовала в ледниковое время на северо-западе Европы и являла собой располагавшуюся между Британскими островов, Ирландией и севером Франции обширную равнину, известную сегодня как Кельтский шельф. 20 000 лет назад уровень Мирового океана был ниже нынешнего на 120-140 метров, шельф представлял собой низменность, покрытую холодной степью, болотами и озерами, а на месте Ла-Манша текла могучая река, питавшаяся водами Темзы, Сены, Рейна и других рек, впадающих сейчас в Северное море. Ледниковый щит, толщина которого достигала 2,5-3 км, преграждал путь холодным арктическим водам, поэтому климат был менее суров, чем сейчас в Северной Сибири.

Допотопная география

 
Уровень жизни обитавших там охотников был выше, чем у материковых – дело в том, что морская экосистема сохраняла продуктивность еще долгое время после того, как на материке в буквальном смысле стало нечего ловить. То есть по нынешним меркам, конечно, Европа еще просто кишела зверьём, но палеолитические методы промышленной заготовки мяса крупных стадных животных стали невозможными – ввиду случившегося массового вымирания последних. Охота стала более сложной и менее успешной. Мезолитическое население Европы вынуждено было обратиться к добыче иных пищевых ресурсов – на юге это было растениеводство, а на севере, под боком у ледника – рыбная ловля и промысел морского зверя.

Допотопная география

 
Жители береговых, ныне затопленных областей, по всей видимости, вели образ жизни, сходный с таковым у береговых чукчей и эскимосов в недавнем прошлом. Есть основания предполагать, что плотность населения и уровень цивилизации в прибрежных районах были заметно выше, чем у кочевых охотничьих племен в глубине материка – а культурная жизнь Северной Европы не то чтобы зачахла с наступлением охотничьего кризиса, а сместилась на побережье.

Допотопная география

 
Чем они там занимались, на холодных берегах? Трудно сказать наверняка. Можно с уверенностью сказать, что эти люди стали отличными, одними из первых, мореходами – одним из древнейших изученных археологами кораблей в Европе был челн-однодеревка из Пессе в Нидерландах, датированный лабораторией Гронинген в пределах 6315 ± 275 лет (термин «однодеревка» означает не долбленое из бревна корыто, а судно с цельным, сделанным из одного ствола дерева, килем).

Были они (а не были, так стали в итоге) крупными светлоглазыми блондинами – этот антропологический тип, называемый нордической, или атланто-балтийской расой, в первой половине ХХ века с подачи Густава Коссинны считали исконными арийцами. Потом выяснили, что это разные вещи, но благодаря печально прославившимся национал-социалистским идеологам и голосу Копеляна за кадром ассоциация нордической внешности со словосочетанием «истинный ариец» в головах населения сегодня засела намертво. Белокурыми северяне стали не от хорошей жизни, а из-за недостатка в высоких широтах солнечного света – у бледнокожего ребенка больше шансов получить под редким северным солнышком дозу ультрафиолета, достаточную для того, чтобы не вырасти рахитом, чем у смуглого. Кстати, у неандертальцев, обитавших раньше в Европе (хотя и немного южнее), независимо распространилась сходная мутация – они тоже были рыжими или белобрысыми. Причем именно сходная, но не та же самая – современные блондинки не являются прямыми потомками неандерталок.

Допотопная география


Карта распространения малых рас европеоидной расы от Мэдисона Гранта (нордическая раса — красная). Составлена, по-видимому, где-то в 1916 году.

С наступлением тёплого периода таяние ледников вызвало подъём воды примерно на 1 см в год. Огромные шельфовые пространства потихоньку стали затопляться. В середине самой тёплой климатической фазы голоцена — в «атлантический период», соответствующий эпохе позднего неолита – около 6-5 тыс. лет назад – медленный потоп превратился в катастрофический. Поскольку атлантический период был заметно теплее современного времени, (привет борцам с глобальным потеплением!) уровень Мирового океана поднялся даже на несколько метров выше сегодняшней береговой линии (в Европе следы пика этого наводнения зафиксированы во Фландрии и на берегах Средиземного моря). Кельтский шельф скрылся под водой, однако для заселения стали пригодны области, ранее скрытые ледником – Скандинавия, Британия, север Европы, где потомки жителей шельфа успешно расселились, понастроив потом помимо прочего уйму впечатляющих конструкций из гигантских каменных блоков. Для чего? Для разного.


Допотопная география

Комментарии