Пятая информационная революция

Сущностью социального явления служит факт взаимодействия индивидов и групп.
Питирим Сорокин

Первая информационная революция началась примерно 40 тысяч лет назад. До этого момента предки человека эволюционировали довольно неспешным темпом как минимум несколько миллионов лет. Однако в период позднего палеолита (начался примерно 40 тысяч лет назад — закончился примерно 10 тысяч лет назад) происходит ряд важнейших процессов, укладывающихся в достаточно короткий по археологическим меркам период:

а) ускорился технический прогресс; впервые скорость эволюции орудий превысила скорость изменений собственно человеческого тела;

б) началась экспансия homo sapiens в Европу; сам по себе вид sapiens появился, предположительно, в Африке около 130-150 тысяч лет назад, и 50-55 тысяч лет назад уже предпринял экспансию в Азию. Однако именно в Европе sapiens встретился с серьезной конкуренцией с другими представителями семейства homo — неандертальцами. Сейчас нет единого мнения, было ли это прямое столкновение или два вида конкурировали за ресурсы, но, так или иначе, неандертальцы были побеждены. Европейскую ветвь homo sapiens принято называть кроманьонцами;

в) зародилось искусство; самые древние из известных сейчас наскальных рисунков были сделаны около 35-40 тысяч лет назад. Самые древние из европейских наскальных рисунков относятся к 30-32 тысячелению до н.э. и обнаружены в пещере Шове (один из них и приведен слева).

Причем же здесь информационная революция, спросите Вы? Дело в том, что в этот период возникает еще один специфически человеческий феномен:

Речь

На данный момент нет четкого представления о процессе возникновения речи. Просто констатируем, что одновременно с указанными выше событиями возникла речь. Открытым остается вопрос, насколько большой, в конечном итоге, вклад внесло появление речи в итоговое доминирование кроманьонцев. Существует весьма смелая теория Б.Ф.Поршнева, который считает речь не просто одним из факторов, но реальной границей, отделяющей собственно человека от его человекоподобных предков; соответственно, именно речь стала причиной ускорения технического прогресса, который в итоге обогнал природу. С гипотезой Поршнева можно ознакомиться здесь.

Так или иначе, именно способность передавать накопленный при жизни опыт в виде абстрактных понятий отличает человека от других животных (некоторые из которых демонстрируют весьма неплохой интеллект, но никто из которых не демонстрирует сколько-нибудь существенного переноса знаний между поколениями), а человеческое общество — от популяции животных. Можно с уверенностью утверждать, что появление речи внесло не последний вклад в развитие человечества в эпоху позднего палеолита.

Поздний палеолит закончился около 10 тысяч лет тому назад самой настоящей революцией, известной как «неолитическая» — переходом человека от охоты и собирательства к земледелию и скотоводству. Подобная революция выглядит абсолютно невероятной в условиях отсутствия механизма накопления и передачи информации — речи.

Письменность

Вторая информационная революция произошла около 5 тысяч лет тому назад: появилась письменность.

(UPD: Перед разделом «письменность» стоит вставить раздел «картография». Первая хорошая топографическая карта появилась 8200-8300 лет назад, её сделали в муниципалитете Чатал-Гуюка (был такой славный город на территории нынешней малой Азии).
Её хорошие изображения есть в коллекции Генри Дэвиса. Создание карты не только требовало наличия развитых картографических и геодезических навыков, математики и т.д., но и мышления в категориях.)

Собственно, «исторический» и «доисторический» периоды и принято разделять по моменту появления первых письменных свидетельств истории. Самый древний из известных артефактов — т.н. «табличка из Киша» — был создан около 3500 года до н.э. шумерами.

Приведенные выше наскальные рисунки постепенно превратились в петроглифы — символические изображения, пиктограммы, с явным информационным смыслом. Древнейшие петроглифы относятся примерно к 10-му тысячелетию до н.э. и приходятся как раз на период неолитической революции. Вот так выглядят древнейшие петроглифы в Кобустане (Азербайджан):

Постепенно петроглифы превратились в пиктографическое письмо (каждое слово обозначалось своим стилизованным изображение), которое в свою очередь со временем превратилось в письмо идеографическое (значок стал обозначать не только предмет, но и некоторое связанное понятие) и далее в фонетическое (значок стал обозначать звук).

Появление письменности помогло нивелировать некоторые недостатки речевого общения — она позволяла сохранять текст в неизменном виде на протяжении длительного времени, скрадывала несовершенство человеческой памяти и позволяла вести летописи.

Удивительным образом возникновение письменности совпадает с появлением первых цивилизаций: тогда же, около 3500 года до н.э. зарождается первая цивилизация — шумерская. По-видимому, все древние цивилизации обладали собственной письменностью, хотя каких-то исследований на эту тему я не нашел. Во всяком случае, все три цивилизации, которые принято считать древнейшими, — шумерская, древнеегиптская, хараппская — ей обладали, и всюду возникновение письменности совпадает с собственно возникновением цивилизации.

В целом, это совпадение кажется вполне объяснимым по многим причинам:

а) появление властной иерархии требует наличия возможности документально фиксировать приказы и передавать их исполнителям, в т.ч. на существенные расстояния;
б) появление сложноорганизованных технологических процессов (таких, как системы ирригации в Древнем Египте) требует наличия точных знаний и инструкций;
в) наконец, цивилизация немыслима без исторической памяти; не случайно, например, древнийший из сохранившихся письменных артефактов Древнего Египта — т.н. Палермский камень — есть ни что иное как летопись.

Палермский камень

Появление письменности открыло совершенно новые перспективы для накопления знаний, но и она не была свободна от недостатков — прежде всего, это дороговизна носителя информации и невозможность создания копии носителя. Только через две с половиной тысячи лет эти проблемы были, наконец, решены, и произошла третья информационная революция.

Книгопечатание

Вообще говоря, идея нанесения изображения с помощью оттиска печатной формы появилась практически одновременно с письменностью. Вот так, например, выглядели печати упомянутой хараппской цивилизации:

Печать на шёлке известна в Китае с 3-го века нашей эры, печать с деревянных досок (ксилография) — с 7-го, наборный шрифт был изобретен в 11 веке, а металлические литеры — в 15-ом. (Я не занимался вопросами китайского книгоиздания, но довольно смело могу предположить, что информационной революции не произошло в силу крайней неприспособленности китайского письма для издания книг типографским способом.)

Однако само по себе вырезание на дереве или глине текста было задачей куда более сложной, чем переписывание книги; кроме того, однажды вырезанная доска или изготовленная печать не могла использоваться для печати другого текста. Собственно массовое книгопечатание стало возможным с изобретением подвижных металлических литер, притом для фонетических языков (таких, где знак — буква — обозначает звук).

Подвижный типографский шрифт был изобретен Иоганном Гутенбергом в 40-х годах 15-го века. (Хотя китайцы изобрели подвижные литеры раньше, на использование металла они тем не менее перешли позже Гутенберга). Удивительным образом (вот уже третий раз подряд) информационная революция происходит на рубеже смены эпох, в данном случае — на рубеже Нового времени.

На первый взгляд может показаться, что связь между книгопечатанием и сменой эпох довольно случайна, но при внимательном рассмотрении можно убедиться, что это не так. Идеи, которые взорвали мир, были изложены именно в печатной форме. Вот титульный лист трактата «Об обращении небесных сфер» Николая Коперника:

А вот «95 тезисов» Мартина Лютера:

В конце концов, гелиоцентрическая система мира была изложена Аристархом Самосским еще в 3-ем веке до н.э.; но как общепринятая научная концепция она утвердилась только почти два тысячелетия спустя. Именно книгопечатание позволило создать некоторое общее информационное пространство, в котором двигалась научная и культурная мысль Нового времени.

Помимо всего прочего, книгопечатание создало ключевое для понимания современных проблем копирайта разделение труда: выделились отдельно те, кто пишет книги (авторы), и те, кто эти книги представляет публике (издатели). Не случайно авторское право (статут Анны) возникает именно с развитием книгопечатания. Тогда же складывается и модель оплаты труда автора и издателя поэкземплярно.

Но влияние печатного пресса на цивилизацию не ограничилось книгами: помимо них, печатный станок годился ещё и для изготовления газет. Сами по себе газеты были известны ещё со времён Древнего Рима, однако их высокая стоимость делала их доступными только знати. В 16-ом веке намечается тенденция к радикальному удешевлению газет, и в 17-ом веке они становятся важнейшим инструментом политики. Для французской La Gazette писали сам король Людовик XIII и кардинал де Ришелье. Дешёвая и массовая газета стала тем инструментом, который позволил политически связать разрозненные земли в единое государство. В 18-ом веке впервые в истории человечества формируется такой феномен как «нация» (не путать с национальностью).

Да, до 18 века такого понятия не существовало. Слово «нация» обозначало то конкретное место, город или область, где родился человек. «Наций» в смысле некоторой общности людей, подчиняющихся некоторой национальной власти не существовало, и не могло быть просто за отсутствием механизма связывания разрозненных мелких «наций» в единое целое (подробнее см. Эрик Хобсбаум, «Нации и национализм после 1780 года»). Думается, что именно газеты и книгопечатание были именно тем средством, которое связало нацию вместе. Окончательно нации и национальные государства оформились в 19-ом веке, и Первую мировую войну можно считать кульминацией этого процесса.

 

Начало 20-го века явило четвертую информационную революцию.

СМИ

В 90-х годах 19-го века независимо друг от друга Попов, Маркони и Тесла изобретают средство передачи информации на расстояние — радио. В 1916 году началось регулярное вещание первой радиостанции — 9XM в США. В середине 20-х появились первые удобные и доступные радиоприемники. Тогда же начались первые эксперименты по передаче видеосигнала.

Теле- и радиовещание предоставляют ряд возможностей, принципиально отличающих их от печатных изданий:

а) возможность моментальной доставки информации;
б) возможность передавать живую речь (и изображение в случае телевидения);
в) возможность доставлять информацию бесплатно для потребителя;
г) возможность окружать потребителя информацией 24 часа в сутки.

Более идеального политического инструмента невозможно даже придумать. Политик находится в прямом (но одностороннем!) контакте с аудиторией; живой голос убеждает значительно лучше печатного слова, да притом собеседник лишен возможности возразить; наконец, теле- или радиоканал вещает на всю страну, а то и на весь мир.

Распространения кино, радио и телевидения приходится на межвоенный период — период кризисов, распада устоявшейся социальной структуры (в том числе распада большой семьи). Распространение СМИ помноженное на эмоциональный голод превращает народ в массу.

Феномен образования масс и массовых движений (фашизма, прежде всего) подробно рассмотрен во множестве работ историков и философов; отмечу «Истоки тоталитаризма» Ханны Арендт и «Восстание масс» Ортеги-и-Гассета. Вопросы манипуляции сознанием посредством СМИ отлично изложены в одноименной книге С.Г.Кара-Мурзы (которая, помимо прочего, сама представляет собой отличное практическое пособие по манипуляции сознанием). Кроме того, порекомендую здесь книгу «Уши машут ослом» колектива российских авторов и лекции по пропаганде Павла Данилина.

Формирование масс, массового сознания оказало самое что ни на есть прямое влияние на историю человечества середины 20-го века — увы, далеко не положительное. Впрочем, отрезвление после окончания Второй мировой войны пришло довольно быстро. Человек информационного общества успешно адаптировался к попыткам воздействия на него и, в целом, значительно меньше подвержен масштабному информационному воздействию, хотя длительная изоляция довольно быстро сводит иммунитет на нет, как показывает опыт Перестройки.

Отметим здесь также некоторые другие последствия появления СМИ. Прежде всего, это формирование массовой культуры.

Принято считать, что массовая культура была всегда; разумеется, это не так. Массовая культура немыслима без массового слушателя (зрителя) и просто не может существовать в условиях отсутствия массовых средств доставки информации. Помимо всего прочего, радио и телевидение полностью изменили формат произведения искусства. Если раньше для того, чтобы прослушать какое-то произведение человек должен был явно выразить к этому стремление (прийти на концерт или хотя бы на уличную площадь, где выступали артисты), то изобретение радио и телевидения окружило человека информацией буквально со всех сторон. Современному человеку, напротив, приходится включать фильтры поступающей аудиовизуальной информации и учиться её игнорировать. Соответственно, успешное произведение массового искусства должно успешно эти фильтры преодолевать, что привело к радикальным изменениям формата произведений искусства — достаточно сказать, что из всего разнообразия музыкальных жанров в массовой культуре представлен только один, песня.

Другим существенным свойством СМИ стал новый формат монетизации — за счет рекламы. Поскольку никакого «экземпляра» радио- или телепередачи никогда не существовало и никакой централизованный учет не был возможен, радиостанции и телеканалы изначально жили только за счет рекламы (коммерческого или политического свойства). Отсутствие обратной связи между СМИ и потребителем тому только способствовало, а отсутствие потребительской записывающей аппаратуры предотвращало конфликты между двумя способами монетизации искусства (поэкземплярным в случае книг и пластинок, рекламным в случае радио и телевидения). Однако идиллия продолжалась недолго — до начала 21-го века, когда появился

Интернет

Мы все сейчас переживаем очередную, пятую по счету, информационную революцию, хотя и не замечаем этого. Интернет равно опрокинул и традиционные СМИ, и традиционные издательства.

Понятия «экземпляр» больше нет. Понятие «обратная связь» теперь есть.

Стоимость распространения информации стала нулевой. Хотя современное законодательство продолжает оперировать какими-то мифическими «экземплярами», абсурдность их очевидна любому: при передаче файла по сети создается и уничтожается сотня-другая неучтенных «экземпляров». По большому счету, пятая информационная революция уничтожила все мыслимые барьеры на пути распространения информации и ликвидировала все недостатки аналоговых носителей.

С другой стороны, связь «человек — информационное пространство» из симплексной стала полнодуплексной. Любой может как черпать информацию из интернета (притом ту, какую хочет, без всякой привязки к одинаковой для всех телепрограмме), так и поставлять её. Если раньше неугодное мнение можно было просто не пустить на радио/телевидение — то теперь это невозможно. Любое интересное интернет-сообществу сообщение может моментально подняться в топы, а абсолютно любой пользователь стать блоггером-тысячником. Разумеется, традиционные методы пропаганды отлично переносятся и в интернет, но работают существенно хуже — одностороннего контакта больше нет, на неудобные вопросы приходится отвечать. Существенно хуже работает и монетизация СМИ посредством рекламы.

Всё это порождает активное сопротивление со стороны как классических СМИ и лейблов-издателей, так и со стороны политиков; что, в целом, неудивительно. В результате мы видим активные попытки по регуляции интернета псевдоправовыми методами, как под предлогом борьбы с «экстремизмом», так и под предлогом соблюдения мифических «интеллектуальных прав».

Кажется, что интернет как среда распространения информации представляет собой гигантский прорыв, значение которого для человечества пока не понято и наполовину. Интернет способен предложить каждому отдельному человеку неисчерпаемые интеллектуальные богатства. К сожалению, в силу антиобщественной позиции т.н. «правообладателей», Интернет пока не способен предоставить обратную связь — адекватного вознаграждения за пополнение этих богатств. Хочется верить, что эта проблема будет преодолена.

Интернет как СМИ представляет уже сейчас уникальный и малоисследованный феномен. Хотя часто говорится о, якобы, вседозволенности, Интернет явно демонстрирует прекрасную способность к самоорганизации и самомодерации; интернет показывает, что человеческое общество действительно считает недопустимым, а что нет. Например, пресловутое детское порно встретить в интернете практически невозможно — и это явно не в силу его незаконности, ведь незаконность торрентов мало кому-то мешает. Представленность же в интернете самых разных спектров мнений, вплоть до откровенно экстремистских, лично я считаю гигантским плюсом интернета как СМИ (а маргинальность этих мнений — явным показаетелем их убедительности). Как говорил Вольтер, «я не согласен ни с одним словом, которое Вы говорите, но готов умереть за Ваше право это говорить».

Интернет как инструмент политики также имеет огромный потенциал, как раз в силу той самой пресловутой обратной связи. Фэйл политика, игнорирующего неудобные вопросы, в интернете очевиден всем, и выдать его за вин гораздо сложнее, чем по телевизору. А ведь только этим значение интернета как механизма политического далеко не исчерпывается; интернет значительно расширяет вовлечение гражданина в политику — более или менее обоснованное мнение по любому вопросу можно составить всего за несколько секунд. Интернет предоставляет куда как более удобные возможности для участия граждан в общественном обсуждении политических вопросов, нежели традиционные оффлайновые методы, вплоть до внедрения самой настоящей прямой демократии.

Наконец, интернет вновь революционизирует культурное пространство. Интернет — не радио, слушатель вновь не отбивается от назойливого контента, а целенаправленно ищет то, что ему нужно. Трудно пока сказать, обратимо ли влияние масскульта на вкусы слушателя, — но хочется верить, что обратимо.

Открытое Пространство

Комментарии