Ядовитые лягушечки

Лягушки семейства древолазов (Dendrobatidae) — на самом деле ближайшие родственники обычных жаб, от которых отличаются неземной красотой и изяществом. Водятся они только в дождевых лесах Центральной и Южной Америки, и от прочих древесных лягушек отличаются неумеренной токсичностью. И нормальную-то жабу я обычно лизать не рекомендую, а древолазов вам лучше даже не касаться голыми руками.

По-английски семейство называется «poison dart frogs» — как прямое указание на то, чем обрабатывали свои духовые дротики некоторые аборигены Амазонии, проводя остриями по спинкам древолазов. Яда одной трёхсантиметровой лягушки колумбийским индейцам хватало на полсотни дротиков, способных парализовать ягуара. Альтернативой лягушачьему яду был знаменитый кураре, приготовляемым из растений — он безопаснее, тубокурарин почти не всасывается через слизистые, действуя только при попадании в кровь. Иное дело древолазы —

яд (батрахотоксин) лишь одной особи некоторых видов способен прикончить десяток человек, причем ему достаточно попасть на слизистую или кожу, где почти всегда есть микротрещинки. Он лишает нервную ткань способности передавать импульсы, парализуя мускулатуру, останавливая сердцебиение и дыхание. Эффективного противоядия до сих пор не найдено. Впрочем, тетродотоксин — яд иглобрюха — тоже отключает нервную ткань, но прямо противоположным способом — не настежь открывая, а наоборот «закупоривая» натриевые каналы нейронов. Так что, чисто теоретически, если после контакта с амазонской древесной жабкой быстренько раздобыть и сожрать с потрохами подходящего размера рыбу фугу…

Справедливости ради нужно сказать, что такой ужасающей мощью обладают лишь пять видов рода листолазов (род листолазов из семейства древолазов, да). Остальные древолазы ядовиты в различной — меньшей — степени, но достаточной, чтобы отбить у решившегося ими отобедать возможность или хотя бы желание сделать это еще раз, а их яркая окраска помогает не повторять своих ошибок особо подслеповатым или забывчивым любителям лягушатины.

Яд этих прекрасных амфибий — коктейль из примерно сотни различных веществ нескольких групп, в разных пропорциях у разных видов выделяемых кожными железами и способные вызвать у обращающегося с лягушкой грубо жгучую боль, судороги, тошноту или иные неприятности. Аборигены использовали яд некоторых видов в небольших дозах для того, чтобы вызвать наркотическое опьянение.

Еще пишут, что индейцы используют древолазов для… декорирования птиц: выдёргивая перья со спины молодых попугаев, лягушками натирают открытые участки кожи птицы; когда перья отрастают вновь, токсины изменяют их цвет и вместо зелёных вырастают жёлтые или красные перья. Насколько это увлекательное занятие связано с наркотическим опьянением, мне неведомо.

Токсичность особей напрямую зависит от их рациона. В естественных условиях они поедают муравьев, термитов, ядовитых хелицеровых, едких жучков и прочую неприятную мелюзгу, накапливая их яды в своем организме и преобразуя, чтобы получить новые, более эффективные соединения. Но если держать их в террариуме, кормить одними дрозофилами и не нервировать — то их ядовитые свойства снижаются до минимума.

Сами древолазы к своим ядам нечувствительны, что логично, и нечувствительны к ядам их головастики, что позволяет им забираться к папке на спинку. Серьезно: после того, как самка отмечет икру (нерестятся они на суше) куда-нибудь на листик, самец прогоняет ее, чтобы не сожрала выметанное, и охраняет кладку, периодически смачивает водой и ворошит икринки задними лапками, чтобы не завелась плесень. Вылупившиеся головастики сразу же прикрепляются на спину отца, который без промедления относит их в ближайший водоем.

Под водоемом древолазы подразумевают лужицу воды в пазухах листьев или дупле. Настоящих водоемов они избегают, особенно прохладных ручьев — холодная вода замедляет метаболизм, и упав в нее, эти чудеса природы могут даже захлебнуться и утонуть. В природе различные цветовые вариации древолазов бывают надежно разделены реками и низменностями влажных лесов и болот, при этом по крайней мере пятнистые древолазы Dendrobates tinctorius могут скрещиваться со всеми представителями рода и даже семейства, давая здоровое жизнеспособное потомство. В теплых лужах, однако, древолазы сидят с удовольствием — лягушки все-таки — насыщаясь влагой и укрываясь от прохладного ветра.

Так вот, в лужицах где-нибудь у основания листьев бромелии головастики продолжают свое развитие, после чего превращаются во взрослых лягушек — это обычно происходит месяца за два. И что интересно, отцы почти всегда стараются запустить своих новорожденных отпрысков не в пустой водоем, а в такой, где уже живут головастики более старшего возраста, а это опасно — личинки этих лягушек отличаются склонностью к каннибализму, и старшие могут съесть мелких и менее подвижных младших. Зачем?

Тому есть три причины. Во-первых, наличие старших личинок в лужице служит надежной гарантией ее постоянства и подходящих условий. Во-вторых, эксперименты показали, что практически всегда около 50% молодняка выживает (а для земноводных, у большинства из которых до взрослой стадии обычно доживает менее четверти личинок, это очень хороший результат). Съеденные же служат источником белка для старших. Когда малыши подрастут и сами станут индикатором надежности водоема, другой суровый папаша подселит к ним своих новорожденных отпрысков, заботясь таким образом не столько о своем личном потомстве, сколько о выживании популяции в целом.

Ну и в-третьих, старшие личинки-каннибалы обычно уничтожают больных или недоразвитых головастиков, а здоровым и сильным удается от них ускользнуть. Такой отбор поддерживает генетическое здоровье древолазового племени. Другие животные головастиков не едят — те с рождения ядовиты, токсинами с ними, еще икринками, делится мать.

Пол будущих древолазов зависит от температуры воды и воздуха во время инкубации: при понижении температуры появляется больше самок, а при повышении — самцов. Молодые лягушата отнюдь не искусные и опытные охотники — им необходимо время, чтобы развить необходимые навыки добычи пищи. Древолазята рассматривают предметы, которые привлекают их внимание, и могут пробовать их на язык, проверяя съедобность.

Питаются древолазы всеми, кто помещается им в рот — зубов у них нет, откусывать и разжевывать они не могут. Резко выбрасывая язык, с таким же быстрым движением всего тела вперёд, древолаз попадает в цель, молниеносно ловя свою добычу, после чего быстрыми движениями лапок поправляет пищу в нужное положение — вдоль себя, чтобы лучше заглатывалось. Во время выбрасывания язычка древолаза издаётся звук, напоминающий звук от щелчка при цеплянии ногтя за ноготь или чавканье, но более тихий и резкий.

Никого не боящиеся прелестные творения проявляют активность исключительно в дневное время, по ночам засыпая в укрытиях под листьями, в дуплах и расщелинах деревьев на небольшой высоте от поверхности земли или во мху. Ранним утром древолазы умываются: широко открывая рот, сплевывают и передними лапками протирают глаза и мордочку — по направлению от ушных мембран к носу. Как только появляются первые сонные насекомые, лягушки спешат к завтраку.

Если насекомые так и не появляются, и при прочих неблагоприятных условиях — похолодании, длительных проливных дождях или, наоборот, засухе — древолазы впадают в спячку и длительное время, до нескольких месяцев, могут обходиться без воды и пищи, лишь изредка просыпаясь для анализа обстановки и поисков съестного. Могут переживать кратковременное снижение температуры ниже нуля, и даже случающиеся в горах снегопады.

Вместо когтей на пальцах у них присосочки — не круглые, как у квакш, а скорее треугольные, имеющие вид двух сросшихся дисков на каждом пальце. Прыгать древолаз не хочет — степенно ходят, залипая на вертикальных и отрицательных поверхностях пальчиками и бедрами, а при опасности не убегает — может впадать в коматозное состояние — а чего, когтей и зубов у него все равно нет, чего зря брыкаться; а может наоборот, демонстрировать агрессивность, наскакивать на врага — яд так и так действует одинаково.

Присосочки у древолазовых мужчин заметно больше, чем у самок, а сами мужчины меньше и, в отличие от дам, более активны и постоянно исследуют территории. Медлительные самки в основном прячутся в укромных местах, обычно у обильного кормом места. Они агрессивнее самцов и между ними могут возникать драки за эти самые места.

Квакать эти лягушки не умеют, а в брачный период лишь негромко урчат, издавая дребезжащие звуки. Не трогайте их — отравитесь.

Источник

Комментарии