Письма детям. Из Германии 1941.

Обер-лейтенанту Гейнцу Гейденрехту/ Нойхаузен, 29 июня 1941 г.

Мой дорогой мальчик!
Ты участвовал в битве за Смоленск? Третий раз смотрела хронику в «Вохеншау». Какое грандиозное зрелище! На экране двигались танки, гро¬хотали орудия, шли загорелые, запыленные, улыбающиеся юноши в рубаш¬ках с закатанными по локоть рукавами, среди которых надеялась увидеть твое любимое лицо. И тут же поля, усеянные трупами русских, и колонны военнопленных. Эти ужасные живые русские, они выглядят по-зверски, как бестии, по этим лицам можно изучать ужасы, и с таким сбродом вы долж¬ны сражаться! Местность ужасная, такая страшная, что не знаешь, как ты и твои солдаты продвигаются там вперед.

Когда все это видишь на экране, только тогда понимаешь, что вам, бед¬ным мальчикам, выпало на долю. Однако надеюсь, что самые большие труд¬ности уже у вас позади, Москва скоро падет и война закончится. Я ежедневно молюсь о твоем возвращении. Шлет тебе приветы и целует с заботливой любовью — твоя мама.

Лейтенанту Францу Ноле (Мюнхен, 19 июля 1941 г.)

Мой дорогой! Я получила твои письма № 4 н № 5, а № 3 до сих пор нет. Посылки № 57 от 30 июня, № 12 от 4 июля и № 86 от 9 июля я тоже получила. Одежда и обувь в России не имеют приличного качества, неуклюжи и урод¬ливы. Неужели ты думаешь, что я буду это носить?.. Курт с ефрейтором из своей роты прислал Мици три массивных золотых кольца, кулон с крупными бриллиантами и мех: красивую серебристую лису. Это еще имеет смысл. Мици дала совет: если будешь с оказией посылать золото и дорогие камни, чтобы избежать возможных неприятностей на границе, где багаж у солдат осматривают довольно тщательно, лучше всего их заделать в кусок мыла.

По радио сейчас опять передают экстренное сообщение о новых больших победах на Востоке. Как это грандиозно! Какое великое счастье быть в эти дни немцем или немкой! Держись смело, но будь осторожен!

Твоя Эльфрида.

Обер-лейтенавту Рихарду Ланге(Гермиц, 30 июля 1941 г.)

Дорогой мальчик! Кинохронику мы смотрим 2—3 раза в неделю, и каждый раз приходим в ужас от невиданной нищеты, от¬вратительных дорог и безобразнейших типов, с которыми вам приходится иметь дело. О, эти страшные, преступные, тупые лица, по всей видимости — жиды. А потом еще женщины с ружьями и жалкие изголодавшиеся дети, больные и зараженные паразитами. Имеют ли эти твари и все их преступ¬ное государство право на жизнь?

Представь себе, Рихард, что в этих местах были и сейчас есть люди, точнее сказать, человекообразные обезьяны, которым такое скотское существование представляется раем.

Кинотеатры теперь переполнены с раннего утра. Каж¬дый немец хочет насладиться зрелищем ваших побед в России и увидеть поставленного на колени врага. Даже я, добрая и уже немолодая женщина, истовая и примерная католичка, получаю огромное удовлетворение при виде взятых в плен и тысячами бредущих по дорогам этих преступных типов, и особенно при виде их бесчисленных трупов. Эту кинохронику я смотрела по 3—4 раза. Да, я не стыжусь сказать, что трупы врагов меня радуют. Трудно только смириться с мыслью, что такой отсталый дегене¬ративный народ требует от вас столько жертв. Но его надо, как мусор, раз и навсегда выбросить из мировой истории.

Храни тебя Господь, как Он хранил тебя в Польше, в Голландии и во Франции.
Любящие тебя безмерно твои мать и бабушка.

 

Комментарии